Выступление А.А. Мелик-Пашаева

Выступление А.А. Мелик-Пашаева

выступление А.А. Мелик-Пашаева

Я не буду пытаться давать сейчас психологическое обоснование своих утверждений, скажу тезисно, но, думаю, внятно для собравшихся по обсуждаемому поводу. Прежде всего: я надеюсь, и, думаю, все устроители этой конференции надеются, что это – не одноразовая акция, а начало какого-то движения, которое может привести к обновлению общего образования, а следовательно, и оздоровлению и, я бы позволил себе сказать, к выздоровлению общества в целом. Хотя это и не быстрый процесс.

Все знают, что существует арттерапия, она прочно занимает свою нишу, она эффективна, она будет существовать и в дальнейшем. Она помогает преодолению конкретных психологических проблем и трудностей, иногда даже психических заболеваний.

Но если искусство так эффективно, - я сейчас имею в виду искусство не только как предмет восприятия, а прежде всего как область собственного практического творчества - если оно целительно, то почему нужно дожидаться, когда ребёнок, или уже не совсем ребёнок, растущий человек, заболеет, когда он сна лишится, когда он, не дай Бог, попробует покончить жизнь самоубийством, потеряет смысл жизни, чтобы тогда начинать его лечить с помощью музыки Генделя, с помощью хореографии и прочих художественных средств, в том числе и практическим творчеством? Почему не заняться тем, что можно, в отличие от арттерапии, назвать артпрофилактикой? То есть заняться полноценным, здоровым, художественным, творческим образованием, приобщать к творческому опыту всех детей, без отбора. Может, тогда меньше понадобится потом лечебных воздействий? Я бы отметил ещё – в отличие от арттерапии в привычном понимании ее, такая артпрофилактика захватывает не только область психологических трудностей, которые переживает человек, но также и область социального поведения, проблему разрушительных дурных наклонностей, проблему криминализации молодых людей. То есть это более широкое понятие, и я постараюсь обосновать кратко, почему это имеет к искусству и художественному опыту прямое отношение.

Все понимают, что предупреждать болезнь легче, чем лечить. Заняться профилактикой легче, чем потом заниматься терапией. Главное, что стоит препятствием на пути того, чтобы артпрофилактика вошла в общественное сознание и в образовательную практику - то, что в нашем обществе укоренилось отношение к искусству в общем образовании как к пустяку какому-то, которым можно не заниматься, даже лучше не тратить на него время, потому что есть более важные для жизни вещи. Занятия искусством понимают как область специальной одарённости отдельных детей, которые потом будут профессионалами, но это касается кого-то одного из десятков тысяч. А для общего образования это, повторяю, какой-то пустяк.

Таков статус предмета, статус педагога, таково финансовое обеспечение - это какие-то задворки общего образования. Так думают и те, кто определяет образовательную политику, потому что они сами прожили «нехудожественное» детство, и юность, и взрослость, и, как им кажется,ничего от этого не потеряли. И так думают, к сожалению, родители. Они хотят, конечно, чтобы их дети стали счастливыми и успешными, но не понимают, с какой стороны к этому подступиться. И поэтому со стороны родителей нет давления, нет запроса образовательного на то, чтобы гуманитарно-художественные предметы заняли достойное место. Я считаю – и это не только мое мнение, я мог бы процитировать умнейших, авторитетных людей, которые на эту тему высказывались - что искусство должно бы занимать не то что равноправное, а может быть, и ведущее место в образовании, но – вот что очень важно понять! - не как подготовка к специальности, а как воспитание психологически здорового, готового к творчеству человека, для всех его будущих проявлений в жизни.

И вот, на фоне сложившегося отношения к искусству и художественному образованию, происходит вымывание его из общего, общедоступного, то есть бесплатного школьного образования. И из дополнительного, которое становится платным и ограничивается в возможностях выбора и поиска себя, и из основного (хотя какое надо считать основным по его значению для дальнейшей жизни человека - это ещё вопрос). Таким положением довольно и образовательное чиновничество, - чем меньше «бесполезного», тем лучше, довольны, к несчастью, и многие родители, которые не понимают, что без этого ущербным растет любимое дитя. И в этом страшная близорукость образовательной политики, и я даже, не боясь преувеличения, скажу, опасность национальной катастрофы. Потому что разрушение способности людей к культурному творчеству (не только художественному), деградация культуры в глубоком её смысле ведёт к тому, что страна, народ, общество, более или менее быстро исчезают с культурной карты мира, а потом, с неизбежностью, и с карты мира как таковой.

Дело в том, что любой человек рождается с потребностью в творческой самореализации. Он этого поначалу не осознаёт, может задавить в себе и не понимать, чего лишился, но творчество - основа человеческого способа существования на свете. Человек рождается как творческое существо. Самые известные и уважаемые педиатры и психотерапевты говорят о том, что ребёнок, лишённый творческого опыта, переживает, не осознавая этого даже, невыносимую бессмысленность времяпрепровождения и всей своей жизни, он не чувствует себя никем в этом мире, не чувствует себя тем, кто оставляет какой-то след, кто кому-то зачем-то нужен, кто может как-то реализовать себя. Это как бы отсутствие самого себя в мире. А внутренняя потребность в самореализации есть, но никаких благоприятных, одобряемых обществом форм ее осуществления нет. И тут я всегда обращаюсь к образу чайника кипящего, у которого запаяли носик: вы понимаете, что происходит в конце концов с этим чайником. И потом мы удивляемся, почему такое нелепое поведение, почему возникают, казалось бы, совсем не мотивированные преступления? Человек и сам не понимает. А часто дело заключается в том, что он не имел позитивного выхода творческого потенциала.

Может быть, собравшиеся лучше меня это знают- существует очень печальная для нашей страны статистика психических, психосоматических заболеваний школьников, и подросткового суицида, и наркотизации, и алкоголизации, и подростковой преступности, и прочих мрачных асоциальных явлений. В этих отношениях мы то на первом месте, то на втором-третьем в Европе, в мире. А все попытки этому противодействовать сводятся к запретительно-ограничительным мерам.

Просто удивительно, как же люди не понимают, что так нельзя, что мы «запаиваем чайники»! Это плохо? Этого не должно быть? Так давайте ему запретим выходить после десяти вечера, давайте запретим что-то смотреть, давайте сажать с какого-то раннего возраста, давайте усилим наказание за распространение того-сего-пятого, давайте родителей карать… Наверное, что-то из этого, к несчастью, бывает ситуативно необходимо в какой-то степени, но ведь дело же не в том, чтобы запретить ребенку выходить из дома вместо того, чтобы создавать хорошее место, куда ему хотелось бы пойти. Не в том, чтобы отнять что-то, может быть, и вредное, что он почему-то полюбил, ничего не давая взамен. Надо дать что-то позитивное, что станет для него более ценным. Тогда он сам будет отходить от всех этих асоциальных, антиличностных и вообще разрушительных во всех отношениях поползновений.

Да! - вот что ещё очень важно иметь в виду: несчастья, бедствия, о которых идет у нас речь, не связаны, как это выясняется, с материальным положением детей. Суициды, наркомания и все прочее вовсе не характерно для особенно бедных, это встречается и в очень благополучных кругах. По некоторым данным, там даже чаще. Поэтому иллюзия современного человека, что, обеспечив материально ребёнка и создав ему условную, внешнюю «успешность», можно сделать его здоровым, счастливым, успешным в каком-то прочном и долговременном смысле слова – большое и опасное заблуждение. Основа совершенно не в этом. Отсутствие или потеря смысла жизни могут мучить человека при любом материальном положении, с одними и теми же тяжелыми последствиями. И важнейшая причина этого (снова скажу, это не только моё мнение, я могу назвать видного учёного педиатра Базарного, крупного арттерапевта Бурно) - именно отсутствие творчества. А обретение творческого опыта открывает выход из этого духовного тупика, становится целительным. Значит, оно может быть и профилактическим.

Я всё время говорю о творчестве, но вы не должны думать, что, поскольку я имею отношение к искусству и к психологии искусства, я отождествляю творчество как таковое - и творчество художественное. Творчество очень разнообразно, во всём может проявить ребёнок свою творческую природу. Но дело в том, что в детском возрасте наиболее всеобщий, успешный, позитивный творческий опыт дети получают в области творчества художественного. Потом это распространится на любые сферы жизни, и на собственное самоощущение как человека, который что-то значит в мире, что-то может задумать, правомочен что-то сделать, как он считает нужным. Но первичный опыт, соответствующий возрасту, дающий в благоприятных педагогических условиях практически стопроцентный результат, это творчество в каком-либо виде искусства или в нескольких его видах. Поэтому в детстве оно, конечно, имеет приоритет как профилактическое средство во всенародном масштабе.

Существуют статистические данные, которыми наверняка владеют и многие здесь присутствующие, и которые подтверждают, что не только в наших теоретических предположениях, но и в реальности раннее приобщение к полноценному творческому художественному опыту выводит детей из этой страшной зоны риска. Конечно, на 100 % ничего не бывает, это понятно, но несравненно более благополучной становится судьба «дикорастущих» детей. И вероятность всяких разрушительных зависимостей, и криминализация поведения уменьшаются на порядки и фактически стремятся к нулю, хотя, конечно, нуля не достигают. Данные эти международные – США, Венесуэла, Китай, наши позабытые -позаброшенные эксперименты ещё советских времён. Скажем, данные о том, что при наличии достаточно серьёзного музыкального опыта в детстве люди потом вообще не попадают в поле внимания правоохранительных органов. При менее серьёзных занятиях - редко попадают. Это касается музыки, театрального опыта, изобразительного искусства. Есть исследовательские данные о том, что так называемые трудные подростки, занимавшиеся изобразительным искусством, меняются –перестраивается их система ценностей, их эгоцентризм и непредсказуемость сменяются совершенно другими ориентирами. Существуют и другие важные проблемы - все признают, что они важные, но практически эффективно решать не могут, решают формально и фактически бесплодно. Это то, что мы называем экологическим воспитанием, патриотическим воспитанием, интернациональным, религиозным… А всё это в истоке своём может корениться в художественном творческом опыте маленького ребёнка.

Потому что этот опыт связан, прежде всего, не с умением что-то изобразить, описать, играть а инструменте и так далее, а с переживанием своего единства с миром, ценности всех вещей на свете. И такой опыт ничем не заменим, потом он ляжет в основание и даст свои плоды и в отношении к природе, и в отношении к другим народам, и в отношении к родной культуре. Если говорить о религиозном воспитании, то религиозный опыт, выросший на основании такого отношения к миру, будет не формальным, не просто догматическим, а личностным – но это вопрос особый.

Не говоря уж о том, что творчество повышает эмоциональный тонус детей, активизирует их умственные способности, ведет к успеху в других предметах, совершенно не связанных с искусством. Был эксперимент еще в советской в Эстонии, когда у детей в нескольких школах уменьшили часы на язык и арифметику, и увеличили часы на рисование – тогда предмет «Изобразительное искусство» так назывался. Прошло 2-3 месяца, и оказалось, что эти дети начали опережать своих сверстников – не только по рисованию, что не было бы удивительно, а по языку, арифметике и всем остальным предметам. То есть происходит активизация умственных способностей, познавательного интереса и всех других нужных для жизни и для учения качеств.

Сейчас у нас получается, что именно те немногие предметы, которые воспитывают душевную отзывчивость, чувство сопричастности миру, предрасположенность к здоровому образу жизни, и дают все остальное, о чём я говорил, - они на десятом плане, а мы стараемся оснастить ребёнка всем остальным. Но если человек, лишённый названных качеств, становится компетентным и конкурентоспособным во всех остальных отношениях: в математике, химии, информатике, языках, карате, в чём угодно, то это можно определить формулой « чем лучше, тем хуже»: тем он опаснее, ужаснее и разрушительнее станет и для общества в целом, и для самого себя. Это – саморазрушение общества. Главное мы забросили, а всем остальным пытаемся более или менее успешно его оснастить. А как он воспользуется своими «компетенциями»?

Если говорить о целях конференции и всего нашего движения, то очень важно не только принять какие-то решения, связанные с тем, что мы должны делать внутри образовательной системе, но думать о том, как повлиять на общественное сознание, как родителям объяснять: если хотите счастья своему ребёнку, то позаботьтесь об этих «ненужных», «второстепенных» предметах, о творческом художественном опыте. И государственные люди, которые не хотят, чтобы наша страна превратилась в какую-то историческую пыль, как бывало со многими странами в истории, не потеряла своё культурное лицо, должны выдвигать на первый план творческое гуманитарно - художественное образование. И сделать всё возможное, чтобы это образование не только возродилось, но перешло на новый уровень: не в качестве отдельной специальной области, а как дело общенациональное, дело спасения поколений, основа развития, продвижения вперёд.

Обобщая опыт коллег и подводя итог собственных размышлений на сегодняшний день, позволю себе такую формулировку: человек, лишённый творчества, это или потенциальный больной, или потенциальный преступник. Или то и другое вместе.

Я призываю от лица гуманитарной психологии, которой я занимаюсь, журнала «Искусства в школе», который я представляю, объединить силы в этом отношении.

Обратите внимание, в частности, на наш журнал, потому что, мы надеемся, он станет органом продвижения идеи всеобщей артпрофилактики в педагогической и родительской среде. Прошу принимать участие в его работе.

 

Оставить комментарий

3 + 2 =
Решите простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.