Сперва любить, потом учить…

«Сперва любить, потом учить…»

Те, кто не очень молод, помнят, наверное, краткий период нашей истории, когда на передний план общественной жизни в первый раз вышли учителя. Оказалось, что под гнетом всемогущей образовательной бюрократии таились и выживали ростки другой, человечной педагогики, другого отношения к детям, другие методики - и после 15-20 лет глухой борьбы и полулегального существования вдруг появилась возможность предъявить все это «городу и миру».

Учителей-практиков поддержали большие ученые - В.В. Давыдов, Ш.А. Амонашвили; тщательно продуманные педагогические, «детско-взрослые» программы шли по центральному телевидению; зазвучали и стали привычными слова «учителя-новаторы», «педагогика сотрудничества»; наконец, возникло немыслимое для советского времени понятие «авторская школа». Создавалось впечатление, что именно здесь и решается будущее России. (Так оно, скорее всего, и было, но эту невеселую тему я сейчас обсуждать не буду.)
* * * * * * *

Авторская школа - не стандартный продукт, хотя бы и самый доброкачественный, который можно тиражировать и распространять с гарантированным результатом и даже в директивном порядке. Ее ценность в другом. Она становится живым воплощением одного из возможных путей успешного воспитания и образования; прокладывает путь к той цели, которую создатели школы признают наиболее важной для дальнейшей жизни ученика. С успехом продолжать и развивать такой опыт можно лишь добровольно, если ты разделяешь основные ценности и приоритеты создателей школы, если они вдохновляют тебя.

А другие будут идти другими путями, перенимая то, что созвучно их индивидуальности, их образовательным приоритетам. Что, понятное дело, нисколько не мешает соответствию разумным стандартам образования. Так создается (или создавалось, или создавалось бы…) цветущее разнообразие культурно-образовательной среды, в которой и дети, и учителя могут выбирать дороги, наиболее соответствующие их душевным и интеллектуальным запросам.
* * * * * * *

Александр Наумович Тубельский

Едва ли не самой яркой из таких авторских школ стала школа Александра Наумовича Тубельского, получившая вскоре имя Школы Самоопределения.

Припоминаю эпизод, когда ученые мужи в принципе соглашались поддержать Александра Наумовича своим авторитетом (в чем он, конечно, нуждался из-за постоянных нападок тех, кто должен был бы ему помогать) - но указывали, что ему следует познакомиться с десятком-двумя исследований по проблеме самоопределения и «научно» сформулировать, какой смысл сам он вкладывает в это понятие…

Тубельский уважал науку, но у него не было жизненного времени, чтобы, подобно мольеровскому персонажу, уяснять самому себе или доказывать кому-либо, «что говорит он прозой». А дети у него уже и так самоопределялись. Если я верно понимаю Александра Наумовича, он считал, что первая задача школы - не в том, чтобы оснастить ребенка разными знаниями и умениями, которые ему лично пока не нужны; главное - помочь ему свободно сориентироваться и в своем внутреннем, и в окружающем мире. Почувствовать, к чему душа лежит, и «примерить на себя» различные возможности реального осуществления своих способностей и стремлений. А по ходу такого самоопределения ребенок, с помощью учителей, будет успешно набирать те знания и умения, которые становятся ему нужны.

Такой подход к делу создавал неповторимую, для многих детей целительную атмосферу свободы, творчества, дружелюбия и уважения, которая охватывала при входе в школу №734. (Правда, помню девочку-подростка, которая, поучившись там некоторое время, сказала: «Здесь, конечно, хорошо. Но я - человек неорганизованный, и если меня не контролировать постоянно, я ничего делать не буду и ничему не выучусь.» И перешла в другую школу. Не правда ли - прекрасный пример самоопределения!)
* * * * * * *

Школу Самоопределения сразу стали называть «школой Тубельского», но, разумеется, и образовательную практику, и атмосферу школы создавали многие талантливые люди: учителя нескольких поколений, родители, друзья школы. Я был знаком со многими из них, но близко знал и сотрудничал с одной - с Маргаритой Федоровной Головиной, и считаю ее выдающимся учителем Музыки, МХК, да и просто выдающимся учителем, а к тому же и воспитателем Детского Сада.

В Саду работают теперь ее младшие коллеги, и родители, которым посчастливилось пристроить туда своих малышей, говорят с откровенным удивлением: «Вы представляете, это такой сад, где все-все для детей!» Самоопределение в этом Саду начинается с самого нежного возраста.

Невозможно забыть школьный театр, который создал и вел в течение ряда лет талантливый режиссер-педагог Вадим Семенович Злотников. А Лицейские вечера в 734-й! Они ведь были, без преувеличения, событием культурной жизни Москвы.
* * * * * * *

Первый раз я увидел Тубельского как раз на таком вечере - он был директором, но не школы №734, а Царскосельского лицея. (Много ли директоров, которые не побоятся «потерять авторитет», выйдя на сцену вместе с учителями, с младшими и старшими детьми?)

Он был артистичным человеком и совсем не боялся быть забавным, особенно с малышами. Был случай, когда коллега - оппонент сказал ему в ходе дискуссии: «Я учитель, а не клоун!». Александр Наумович возразил: «По-моему, кто не может быть клоуном, не может быть и учителем…» Я так и вижу его на первом этаже, вблизи знаменитого «обезъянника», и гроздями висящих на нем «младшеклассников»…Думаю, ему очень близок и понятен был афоризм Яна Коменского, ставший эпиграфом к этим заметкам: «Сперва любить, потом учить!»
* * * * * * *

…Как известно с древности, все течет. Времена меняются, люди меняются, и повторять в 2010-х то, что было в 1900-х при всем желании невозможно. Но великая трудность и ответственность тех, кто сегодня трудится в школе Тубельского - в том, чтобы в новых условиях сохранять главное, основную направленность, иерархию ценностей, дух школы, приоритет любви.

Нельзя во второй раз войти в ту же реку - но важно, чтобы река не пересыхала и текла в том же направлении!

Оставить комментарий

1 + 6 =
Решите простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.