Маркетинговые инновации в детской литературе, или Три в одном

Е. Смирнова, МГППУ, Московский центр психолого-педагогической экспертизы игрушек и игровых материалов

Маркетинговые инновации в детской литературе, или Три в одном

В настоящее время выпускается огромное количество самых разных изданий для детей. Детские книжки продаются не только в магазинах, но и на лотках, в метро, в парках. Значит, на рынке книжной продукции для детей существует достаточно жёсткая конкуренция. Причём, в отличие от рынка игрушек, здесь конкурируют отечественные производители, то есть издательства, поскольку очевидно, что книжки для наших детей должны быть на русском языке (даже если это перевод с иностранного). Стремясь сделать свой товар более привлекательным, издатели придумывают новые формы печатной продукции для детей, где собственно литература становится фоном для чего-либо другого. В результате появляются инновации, развивающая роль которых пока что не осмыслена. Попытаемся восполнить данный пробел и проанализировать новинки современной печатной продукции для детей с позиции детского психолога.

Среди относительно новых жанров детских книг можно выделить книжки-игрушки, книжки-поделки, книжки-задачники и книжки-плееры. Остановимся на их описании и психологической характеристике.

Книжки-игрушки представляют собой печатные издания, в которых встроена какая-либо игровая «добавка», призванная сделать книжку более «развлекательной» и «привлекательной». Наиболее простым и распространённым вариантом такой добавки являются круглые глаза персонажей (кошечек, лягушек, собачек и пр.), внутри которых крутится подвижный зрачок. На каждой странице у главного персонажа вместо глаз круглые отверстия, соответственно при переворачивании страниц (при изменении картинки) эти глаза меняют своего хозяина, но сами по себе, естественно, не меняются. Получаются разные звери, а иногда и люди, с одинаковыми круглыми глазами, в которых плавает один и тот же зрачок. Выглядит это по меньшей мере странно, а с эстетической точки зрения не выдерживает никакой критики.

Ещё один вариант такой игровой добавки -встроенное звуковоспроизводящее устройство. Если нажмёшь на картинку лягушонка - он начинает квакать, а на утёнка - крякать. Иногда в книжку встраивают какой-либо музыкальный инструмент, который может быть косвенно связан с её содержанием. Так, к изданию «Бременских музыкантов» прилагается в запечатанном виде маленькая дудочка. Игровые добавки могут иметь самые разные варианты. Панорамные иллюстрации в книжках становятся всё более объёмными, подвижными и технически сложными - их уже нужно не просто рассматривать, но двигать, исследовать, пробовать. Все они призывают ребёнка к действию - нажимать, вращать, крутить, словом - играть. Однако к настоящей игре все эти действия не имеют отношения - фигурки и декорации плоские, непрочные, неудобные для игры, поскольку сделаны из картона или бумаги. В то же время для маленьких детей такие игровые добавки, безусловно, привлекательны - удержаться от таких манипуляций просто невозможно. Малышу хочется попробовать, что «умеет» делать картинка и книжка. Понятно, что интерес к таким пробам, а значит и к самой книжке, быстро иссякает. При этом её литературное содержание уже не имеет значения.

Конечно, картинки совершенно необходимы для любой детской книжки. Дети обожают рассматривать картинки, выискивают в них мельчайшие подробности, до бесконечности возвращаются к разглядыванию одних и тех же изображений. Картинки помогают проникнуть в содержание текста и понять его. Кроме того, они (в отличие от мультиков) позволяют «остановить мгновенье», ещё и ещё раз вернуться к любимому эпизоду и самостоятельно вспомнить, узнать, «про что было в книжке». Так что картинка в детской книжке - это не просто иллюстрация, это своего рода средство проживания и присвоения текста. Но для этого картинка не должна быть предметом для манипуляций. А если иллюстрация призывает к практическим действиям и уводит внимание ребёнка от текста, это значит, что книжка уже не является книжкой, так и не став игрушкой.

Книжки-поделки - это своего рода сочетание литературы с продуктивной деятельностью. Это может быть рисование, раскрашивание, аппликация, конструирование на бумаге (так называемое плоскостное конструирование) и пр. Например, по ходу чтения сказки ребёнку предлагается раскрасить по образцу незакрашенные картинки или дорисовать отсутствующие детали изображений. Во многих книжках иллюстрации имеют массу белых пятен, которые дети должны восполнить, то есть наклеить недостающие части картинок, выбрав их в соответствующих приложениях. Например, в сказке про Дюймовочку у героини отсутствует рука, кусочек платья и лицо (что само по себе выглядит, мягко говоря, странно), а в конце книжки - в приложении - представлены соответствующие части тела и детали наряду со многими другими. Соответственно, ребёнку предлагается в процессе знакомства со сказкой (или после него?) выбрать нужные части картинок и заполнить белые пятна. Таким образом, либо знакомство с текстом происходит на основе весьма странных, незаконченных, ущербных картинок, либо восприятие сказки подменяется аппликацией. Сама по себе аппликация (как и раскрашивание или дорисовывание картинок) - занятие вполне полезное и увлекательное для дошкольников. Но почему и зачем его нужно соединять с восприятием литературы? Видимо, по логике авторов, такое совмещение придаёт книжке дополнительную привлекательность и развивающее значение. На самом деле восприятие художественной литературы и занятие аппликацией (рисование или раскрашивание) - это совершенно разные и несовместимые виды деятельности. Попытка их объединения разрушает и то, и другое. Вместо того чтобы «вжиться» в содержание сказки, представить и пережить описываемые события, ребёнок начинает «доделывать» книжку - сам материал подталкивает его к этому. В то же время он не может полностью погрузиться в продуктивную деятельность, поскольку это не совсем самостоятельная поделка, а всё-таки книжка. Вообще, возможность - а в данном случае необходимость - вмешательства и «доделывания» книги имеет весьма сомнительное воспитательное значение. Бережное отношение к ней, её целостность и сохранность всегда считались одной из составляющих воспитания читателя. Здесь же ребёнку предоставляется полная свобода в обращении с книгой - он может произвольно и по-своему её разукрашивать, разрисовывать, доделывать и пр. Можно полагать, что такое вынужденное внедрение маленького читателя в материальную форму произведения убивает уважение к книге и, уж конечно, нарушает целостность восприятия литературы.

Ещё одним популярным жанром издательской продукции для детей являются книжки-задачники, а именно превращение художественной литературы для детей в дидактические пособия по освоению каких-либо навыков. В традиционные сказки вставляются мало связанные с их содержанием задания, которые нужно выполнить в процессе чтения. Например, по ходу знакомства с известной сказкой «Гуси-лебеди» ребёнок должен сосчитать, сколько гусей летит в небе, сколько яблок висит на яблоне, сколько деревьев растёт на поляне и пр. Или в книжку про Красную шапочку помещены задания по определению времени отдельных событий. Пользуясь нарисованными на каждой странице часами, ребёнок должен выяснить, как долго гуляли по лесу Красная шапочка и волк; сколько было времени, когда волк начал есть бабушку; сколько времени потребовалось охотникам для «вскрытия» волка и т.п. С точки зрения авторов, подобные задания имеют развивающий эффект, который дополняет известную сказку. Ребёнок не просто знакомится со сказкой, но ещё и учится определять время! Конечно, это полезное умение, но причём здесь Красная шапочка?

Конечно, книжки-раскраски и дидактические книжки для детей были всегда, и в определённых количествах они нужны дошкольникам. Но в последнее время эти дополнительные элементы внедряются в литературные произведения и явно мешают восприятию текста.

Сейчас в моде так называемые книжки-плееры. Стремясь облегчить взрослым жизнь и избавить от утомительного чтения детских сказок, производители детских книг обеспечивают свои продукты звуковоспроизводящими устройствами - каждая страница книги сопровождается соответствующим текстом, который выразительно воспроизводит артист, иногда с музыкальными и другими звуковыми эффектами. Таким образом, ребёнок может обойтись без помощи взрослого: переворачивая страницы, он сам слышит напечатанный текст и рассматривает картинки. Но слышать - ещё не значит воспринимать смысл и художественную форму произведения. Такая техническая оснащённость препятствует действительному пониманию литературы, способствует отчуждению не только ребёнка и взрослого, но также литературного содержания и его адресата. Когда ребёнок открывает такую книжку и нажимает соответствующую кнопку, на него обрушивается поток разнообразной сенсорной стимуляции: красочные (иногда очень неплохие) картинки, печатный текст, голос артиста, воспроизводящий этот текст, музыка (нередко классическая, хотя качество воспроизведения в книжке с пластмассовым пищиком убивает её эстетическую ценность). Дети реагируют на это изобилие впечатлений по-разному. Некоторые девочки начинают танцевать под красивую музыку (правда, им мешает звучащий текст). Другие рассматривают картинки и подбирают к ним не соответствующий текст - такое несовпадение бывает очень забавным (например, нарисована Дюймовочка, а голос говорит о действиях жабы). Многие дети видят в такой книжке возможность экспериментирования: быстро перелистывая страницы, они с удовольствием наблюдают бессмысленную смену звучащего текста, который превращается в сумбур, в своеобразную «чепуху». Ни то, ни другое, ни третье не имеют никакого отношения к восприятию художественной литературы.

Важная особенность восприятия литературы в дошкольном детстве заключается в том, что оно осуществляется при участии и с помощью взрослого человека. Ребёнку, ещё не умеющему (или плохо умеющему) читать, текст и его интонацию доносит близкий взрослый. И это очень важно, поскольку в процессе чтения происходит их активное взаимодействие: для ребёнка восприятие текста опосредовано интонацией и знакомым голосом близкого человека, а взрослый всегда учитывает реакцию ребёнка - старается расставить нужные акценты, сделать паузы, вызвать адекватные эмоции или, наоборот, смягчить «страшные места». Но инновации в детской книге убирают эти счастливые моменты взаимодействия. Механическое воспроизведение текста, даже если его читает хороший артист, превращает его в звуковое сопровождение, а часто в пустой звук.

С точки зрения создателей подобных жанров, введение таких инноваций в известную сказку сразу делает книжку более привлекательной, развивающей и «многофункциональной». Так, сказка про репку ничего не развивает, а репка, в которой нужно измерить и сравнить рост персонажей или выяснить вес репки сразу превращается в развивающую. Здесь действует чисто рыночная логика: чем большим количеством функций обладает товар, тем больший спрос он должен иметь. Покупателю предлагается своеобразная выгода - два (а лучше три или четыре) в одном. Он приобретает не просто детскую сказку, а ещё и дидактическое пособие, и набор для аппликации. Какая экономия! Это простая житейская логика совершенно не принимает в расчёт развивающее значение самой детской художественной литературы. А между тем это значение огромно.

В педагогике и психологии немало трудов посвящено воспитательному значению детской литературы. Литература даёт ребёнку образцы прекрасного и безобразного, доброго и злого. Герои детских сказок выступают для дошкольников как моральные эталоны, то есть как общественно признанные носители положительных или отрицательных качеств, что очень важно для становления морального сознания и моральной саморегуляции. Это бесконечный источник сюжетов игры, в которых присваиваются смыслы человеческих отношений и мотивы деятельности людей. Такое присвоение, как и моральное воспитание вообще, не может быть основано ни на наказаниях, ни на упражнениях, а только на формировании эмоционального отношения к нормам поведения человека. Художественная литература как раз способствует воспитанию чувств и становлению эмоционального отношения к моральным нормам.

Восприятие литературы имеет огромное значение для умственного и познавательного развития ребёнка. Читая книгу, вернее - слушая литературный текст, дошкольник должен представлять происходящие события, включаться в них, связывать разные фрагменты произведения. Это требует работы мысли, сосредоточенности и воображения, а значит, развивает все эти способности. Если при восприятии мультфильмов всё это даётся на экране в готовом виде, то приобщение к книге требует большой внутренней активности. Чтение (слуша-нье) книг развивает образное мышление, будит воображение ребёнка, стимулирует к осознанию себя и своих действий. Литература приобщает его к отечественной и мировой культуре и имеет исключительно важную роль в речевом, эстетическом, личностном и познавательном развитии ребёнка.

Но далеко не всякая книжка может выполнить эту развивающую роль. Описанные выше инновации в детской книге явно не способствуют восприятию литературы. В них содержание и художественная форма текста вытесняются и подменяются другими, посторонними для литературы видами деятельности. Под предлогом дополнительного привлекающего или развивающего эффекта ребёнку предлагают осуществить какие-либо действия, уводящие его от полноценного литературного восприятия.

Итак, выбирая книжку для детей, нужно следить за тем, чтобы она не нарушала целостности восприятия литературы, чтобы никакие дополнения не уводили ребёнка от содержания произведения. Но этого, конечно, недостаточно. Необходимо оценивать и само содержание, и художественную форму текста, оформление книжки и качество иллюстраций. Часто современные книжки подают классические произведения для детей в примитивной, сокращённой, упрощённой форме. А иногда, напротив, книжки для детей содержат далеко не детскую лексику, сложный синтаксис, что, конечно, затрудняет восприятие текста. Всё это имеет решающее значение для понимания книжки, присвоения её содержания и её влияния на развитие ребёнка.

Естественно, выбирая книжку в магазине, довольно трудно (а иногда и невозможно) детально проанализировать все эти аспекты и учесть все рекомендации. Это делает крайне актуальной психолого-педагогическую экспертизу печатных изданий для детей. В настоящее время в Московском центре психолого-педагогической экспертизы игр и игрушек проводится оценка игровой продукции для детей. Игрушки, отвечающие всем требованиям психологов, получают специальный знак «Детские психологи рекомендуют». Представляется, что этот знак может стать ориентиром и в море современной печатной продукции и поможет взрослым выбирать действительно хорошие книжки для детей.

Искусство в школе: 
2013
№4.
С. 2-4.
Tags: 

Оставить комментарий

6 + 0 =
Решите простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.