Любовь к музыке воспитывается с детства

О. Радынова, доктор педагогических наук, профессор, зав. кафедрой эстетического воспитания детей дошкольного возраста МПГУ

Любовь к музыке воспитывается с детства

Более сорока лет я проработала на факультете дошкольной педагогики и психологии Московского педагогического государственного университета. Закончив Российскую академию музыки имени Гнесиных, я начала там преподавать фортепиано. Училась у выдающегося педагога Е.Я. Либермана - ученика Генриха Густавовича Нейгауза.

Когда в 1971 году я пришла на факультет, там работали замечательные музыканты: Валентина Николаевна Шацкая, Наталья Алексеевна Ветлугина, Александра Владимировна Кенеман (её учителем и впоследствии мужем был Ф.Ф. Кенеман - концертмейстер Ф. Шаляпина). На факультете в прежние годы работал и Николай Афанасьевич Метлов - основатель направления подготовки специалистов-музыкантов для детских садов на нашем факультете. Все эти музыканты стояли у истоков создания системы дошкольного воспитания в нашей стране и внесли огромный вклад в реализацию идеи раннего приобщения детей к музыкальной культуре. Они изучали возможности маленьких детей в восприятии музыкальной классики, фольклора.

Н.А. Метлов издавал сборники для слушания музыкальной классики в детском саду, много сделал для того, чтобы промышленность выпускала детские музыкальные инструменты.

В.Н. Шацкая утверждала, что музыкальный вкус надо воспитывать с детства, отобрала и рекомендовала произведения музыкальной классики, доступные ребёнку-дошкольнику. Работая на факультете, она вела курс «Музыкальная эстетика», исполняла студентам сонаты Бетховена, этюды Листа, произведения Шопена, Рахманинова и комментировала своё исполнение, раскрывая смысл и красоту музыки. Это были «беседы за роялем», которые способствовали формированию музыкальной культуры студентов. Они слушали её с благоговением и благодарностью, записывали эти беседы, использовали их в работе с детьми.

А.В. Кенеман заведовала в 60-70-е годы на факультете музыкальными факультативами, и, позже, - специализацией, вела курс лекций и практических занятий по методике работы с детьми, руководила практикой в детском саду.

Опыт общения с талантливыми музыкантами-педагогами повлиял на мои профессиональные интересы, усилил понимание значимости подготовки специалистов для дошкольного образования, свободно владеющих музыкальным инструментом, образным словом, способных донести содержание музыки до маленького ребёнка. Проработав десять лет педагогом фортепиано и почувствовав специфику дошкольного музыкального образования, я поступила в аспирантуру к Н.А. Ветлугиной. Но Наталья Алексеевна сказала мне: «Какой же Вы педагог, если Вы не знаете, для кого Вы готовите своих студентов? Идите в детский сад и поработайте с детьми». Я очень благодарна ей за мудрое решение, которое во многом изменило мою жизнь.

С волнением и трепетом я начала работать в детском саду. Мне хотелось поделиться с детьми своими впечатлениями от любимой музыки. Не зная возрастных особенностей детей, я говорила им: «Сейчас я сыграю вам фрагменты из сонат Бетховена», а они при следующей встрече, тянули руки и говорили: «А сыграйте нам фрагменты!» И я понимала, что они хотели услышать ещё раз фрагменты тех «взрослых» произведений, к которым я пыталась вызвать у них интерес. Моё неловкое слово стало неким «кодом», обозначавшим именно то, к чему я стремилась - желанию детей услышать ещё раз полюбившуюся им музыку.

Я старалась дать детям понять, что музыка всегда выражает настроения, чувства человека. Вскоре я поняла, что у детей нет тех слов (кроме «веселая» и «грустная»), которыми бы они выразили то, что услышали. Оказалось (это я прочитала в специальной литературе), что в речи детей преобладают существительные и глаголы, а прилагательные составляют всего два процента от общего словаря[1]. В беседах о музыке я старалась расширять представления детей о чувствах человека, сравнивая контрастные произведения с одним названием, разных жанров, с оттенками разных настроений, стала развивать образную речь детей, применяла разные игровые приёмы. У меня была специальная тетрадь, где я записывала слова, характеризующие смену настроений в музыке, которые дети стали понимать, запоминали и применяли в активной речи. Дети старались «попасть в эту тетрадь», видя, что я записываю их высказывания. Так однажды один ребёнок сказал о рондо-марше Д. Кабалевского: «Музыка гордая». Я похвалила его с восторженной интонацией. В следующий раз многие дети тянули руки и говорили: «Музыка гордая», стремясь попасть в мою тетрадь (но слово уже было записано).

К концу года у меня накопилось более ста слов («словарь эмоций» детей шести-семи лет, который я опубликовала в своей первой книге). Новые слова объясняла примерами из жизни («мама всегда очень волнуется, беспокоится, если вы ушли далеко от дома, и музыка бывает взволнованная»), после чего играла произведение взволнованного характера. Музыка помогала формированию у детей представлений о чувствах, существующих в реальной жизни, способствовала развитию воображения и творчества, расширению образного словаря, развитию речи. Так, сравнивая две пьесы Р. Шумана - «Смелый наездник» и «Всадник», они говорили о первой: «всадник смелый, решительный», а о второй - «всадник скачет в темноте, музыка опасливая». Высказывания детей о музыке и их предпочтения свидетельствовали о развитии восприятия, накоплении тезауруса («копилки» любимых произведений), становлении основ музыкальной и общей культуры, воспитании чувств, эмоциональной отзывчивости.

Так родилась моя первая книга «Слушаем музыку», а затем авторская программа «Музыкальные шедевры», серия пособий к ней. Сейчас программа вместе с конспектами занятий издана в издательстве «Сфера», созданы аудио-пособия с методическими рекомендациями (31 СD диск для дошкольников): фонохрестоматия на десяти дисках по темам программы, «Музыкальные игры-сказки», озвученные музыкальной классикой, «Беседы о композиторах», «Праздничные утренники и музыкальные досуги». Последнее пособие создано совместно с педагогами-практиками Н.Барышевой и Ю. Пановой (написавших сценарии для всех возрастных групп детей, а на трёх СD дисках я озвучила их лейтмотивами из классических музыкальных произведений). Это аудио-пособие недавно издано в издательстве «Дрофа». Моя программа в переработанном виде включена в Примерную основную программу «Диалог».

Опыт свидетельствует о том, что музыкальная классика доступна маленьким детям, становится любимой ими, если произведения соответствуют эмоциональному развитию ребёнка и непродолжительны по времени. Важно, чтобы музыка, которую педагог даёт детям слушать, вызывала у него самого чувство восхищения.

Знакомясь с новыми произведениями (в следующей возрастной группе), дети вспоминают уже полюбившиеся им пьесы, повторяют их. На новом «витке» развития они способны выполнить более сложные творческие задания: самостоятельно высказаться о характере, выразить в движениях смену настроений, более сложно оркестровать пьесу (по разделам формы, фразам, выразительным интонациям, различая средства музыкального языка), могут сравнить её с произведениями изобразительного искусства, стихотворениями, сочинить свою мелодию, близкую по характеру. Узнавание знакомых произведений вызывает у ребёнка положительные эмоции, интерес.

Все произведения подобраны по принципу контрастных сопоставлений пьес с одинаковыми и близкими названиями, с постепенным усложнением, уменьшением контрастности образов.

Каждое произведение не закреплено только за одним возрастом. Возрастные границы в программе фиксируются гибко (дети 3-5 лет и 6-7 лет) в соответствии с принципом адаптивности, гибкости программы. Возрастные границы при изучении классической музыки условны, они определяются доступностью выраженных чувств эмоциональному опыту ребёнка и малой продолжительностью звучания. (Новорожденным детям не следует давать тревожную, громкую, страшную музыку, она их пугает, но они с удовольствием слушают старинную танцевальную музыку или спокойные, нежные пьесы.) Ребёнок в возрасте восьми месяцев «пританцовывает», с радостью слушая знаменитую «Шутку» И.С. Баха. Но это же не означает, что в программе мы рекомендуем это произведение только для раннего возраста! Оно написано для всех.

Многолетний опыт работы показал, что ребёнок открыт, «увлекаем» музыкой, если педагог увлечен сам. Однако методика занятий с маленькими детьми существенно отличается от учебного процесса в музыкальной или общеобразовательной школе. Одной из базовых потребностей детей является потребность в движениях. Как свидетельствуют исследования психологов, восприятие музыки всегда сопровождается непроизвольными движениями (Б.М. Теплов). Для работы с дошкольниками это особенно важно, так как объясняет необходимость использования ритмики в развитии интереса и любви к музыке. Музыкально-ритмические движения детей становятся произвольными, соответствующими смене настроений в разделах формы, фразах, интонациях, что способствует осмысленности восприятия, глубине переживаний.

Игру на музыкальных инструментах в дошкольном возрасте используют как оркестровку тех же музыкальных произведений, которые дети слушали и выражали смену характера в движениях, чтобы дать возможность осознать «чувственную программу» музыкального произведения и выразить отношение к музыке.

Наиболее ярко отношение к музыке выражается в творческих импровизациях и музицировании.

Творчество - важнейший вид музыкальной деятельности. Чтобы выразить свое отношение к музыке (в движениях, инструментовке, рисунке) детям нужен определённый запас способов действий, с помощью которых они сделают это выразительно. Поэтому нужна система упражнений, помогающих освоить некоторые навыки и умения, применяемые в творческих импровизациях, которые можно давать детям на фрагментах тех же (изучаемых) произведений.

Пение - отдельный раздел занятия. Певческий аппарат ребёнка очень хрупкий, не сформировавшийся, поэтому необходимо бережное отношение к детскому голосу. Пение маленького ребёнка должно быть ненапряжённым, естественным, негромким, выразительным. Дети обучаются первоначальным певческим навыкам звукообразования, дыхания, дикции, чистоты интонирования, ансамблевым умениям.

Песенное творчество - один из любимых видов деятельности детей. Они любят фантазировать, придумывать свои «песенки». Это требует эталона, который, как правило, даёт педагог своим голосом. Если дать детям задание сочинить свою мелодию того же характера, который он услышал в музыке, то сочиненные ими песенки оказываются намного интереснее и выразительнее, так как эталоном для импровизации служит художественно-ценное произведение. Дети, как известно, очень подражательны. В этом случае «усложнённый эталон» носит обучающий характер, стимулирует творческие силы ребёнка.

Практиками рождены интересные новые игровые формы применения музыки в жизни детей - музыкальные игры-сказки, озвученные музыкальной классикой или фольклором, познавательные досуги. Интересны и концерты детей из музыкальных школ, концерты по заявкам, викторины, «музыкальные гостиные», тематические вечера и др., проводимые как для родителей, так и совместно с ними.

Система дошкольного образования сейчас подлежит реформированию: детские сады соединяют со школами, создаются примерные основные образовательные программы в соответствии с федеральными государственными требованиями, на основе которых дошкольные учреждения будут создавать свои программы. Времена - не лучшие. Часть опытных педагогов-музыкантов меняют работу, на смену им приходят новые, зачастую мало представляющие себе специфику работы в детском саду. Начинает звучать эстрада (на радость малокультурным заведующим и выросшим без музыки родителям). Эти негативные явления фактически ведут к отказу от воспитательной и культурно развивающей роли искусства, разрушению созданной системы дошкольного образования, уничтожению смысла музыкальных занятий, которые в этом случае призваны лишь развлекать детей, их родителей и руководителей детских садов.

Вместе с тем настоящих музыкантов в детских садах, к счастью, пока ещё, очень много, существуют программы, основанные на музыкальной классике, фольклоре, побуждающие детей глубже чувствовать музыку, мыслить, творить. Престиж педагога-музыканта в детском саду очень высок, его работа является в большой степени «лицом детского сада». Дети обожают музыкальные занятия, а музыкальный руководитель для них - любимый педагог, «волшебница», приносящая им радость переживаний, возможность двигаться под музыку, играть в сказку.

Любовь к музыке воспитывается с раннего детства. Интонации музыки усваиваются детьми подобно речи, в процессе накопления опыта её восприятия. Дошкольный возраст сенситивен к усвоению речи. Музыкальная речь, так же как и речь человека, усваивается в звучащей среде. Помню себя в детстве. В семье звучала музыкальная классика, хотя родители не были музыкантами. Мама немного играла, а к моим сёстрам приходила учительница музыки. Все мои куклы «жили» под пианино. Меня, по моему настоятельному требованию, стали тоже учить играть на фортепиано в четыре года. Помню, что было интересно.

Музыка «разных эпох и стилей» должна быть знакома маленькому ребёнку, начиная с раннего детства. Опыт её восприятия постепенно расширяется и обогащается в привлекательной для ребёнка-дошкольника музыкально-игровой деятельности, в которой он выражает своё отношение к тому, что слышит. Так присваиваются культурные ценности, формируется положительное эмоциональнооценочное отношение к ним, появляются любимые произведения.

Эффективность работы с маленькими детьми в детских садах должна оцениваться, прежде всего, по тому, что звучит и увлечены ли дети и сам педагог? Какие произведения дети называют своими любимыми?

Школьные программы, в отличие от дошкольных, строго регламентированы репертуаром в определённой последовательности, хотя часть его дети уже могли слышать в детском саду, в чём нет ничего плохого. Но учитель музыки в общеобразовательной школе, к сожалению, уже не обладает таким престижным статусом, как в детском саду. Он ранжируется (как директором, так и педагогами, и самими детьми) как второстепенный, а дети не знают и не любят музыку.

Конечно, это правило имеет яркие исключения, в случаях, когда учитель музыки смог завоевать уважение и любовь детей и всего коллектива педагогов.

Дмитрий Борисович Кабалевский все последние годы свой жизни (которые он мог бы посвятить творчеству) отдал тому, что сделал уроки Музыки привлекательными, наполненными живой музыкой, направленными на развитие культуры подрастающего поколения. Хоровое пение включено в эти занятия как один из видов музыкальной деятельности. Но главное направление - это общекультурное развитие молодёжи. Его программа - гибкая, умная, предполагающая вариативное применение репертуара, программа настоящего Музыканта, замечательного композитора, - живёт и развивается в разных программах его учеников и последователей. Но в общей массе положение с уроками музыки в школе не может не волновать. Немаловажна здесь социальная обстановка, насаждающая поп-культуру в нашем сознании.

Сегодня обсуждается возможность введения хорового пения в дополнение к уроку музыки в школе. В июне этого года в Общественной палате состоялось заседание под эгидой Хорового общества РФ, где стояли вопросы о том, чтобы добиться ещё одного часа для уроков хорового пения, обсуждалась программа по музыке, направленная на осуществление преемственности дошкольного и школьного образования (с трёх лет до 9-го класса). Авторы полагают, что музыкальное воспитание в детском саду должно включать в себя слушание музыки, хоровое пение, игру на музыкальных инструментах и изучение нотной грамоты... с трёх лет!

Разработчики программы далеки от созданной учёными и практиками теории и методики музыкального воспитания детей дошкольного возраста. Аргументируем это.

  1. Прежде всего, в программе отсутствуют важнейшие разделы, содержание которых наиболее соответствуют природе дошкольника: «музыкальноритмические движения», «музыкальное творчество» (в пении, движениях и игре на музыкальных инструментах), а также «игровая музыкальнотеатрализованная деятельность». [В исправленном варианте. который носит название «Проект требований к результатам освоения основной образовательной программы «Музыка», эти виды деятельности входят в раздел «Слушание музыки» - ред.].
  2. Раздел «Пение» заменен «Хоровым пением» (хотя в детских садах, как известно, этого раздела нет и быть не может, в силу возрастных особенностей - дети не поют даже на два голоса).
  3. Предлагаемый новый раздел программы для дошкольников - изучение нотной грамоты, по сути, не соответствует психологии и возрастным возможностям детей. Это сфера дополнительного или предпрофессионального, но не массового образования. В детском саду такие занятия - прямой путь привить отвращение к музыке.

В первых выпусках пособия Н.А. Ветлугиной «Музыкальный букварь» был раздел «Поём по нотам». Практика показала, что пение и игра на музыкальных инструментах по слуху намного важнее и полезнее. Изучение нотной грамоты в массовом образовании требует дополнительного времени, притупляет живое общение с музыкой. Если вернуться к её изучению, да ещё с трёхлетнего возраста, такие «новшества» приведут лишь к тому, что двери в мир Музыки для этих детей закроются, быть может, навсегда. Дидактизм и скука - запрещённые приёмы, чтобы не нарушить заповедь «Не навреди». В условиях дополнительного, предпрофессионального и профессионального образования, обучаясь игре на инструменте или искусству хорового пения (в том числе многоголосного), дети осваивают нотную грамоту довольно быстро. Но, заметим, что, даже проявив способности и желание научиться играть, далеко не все выдерживают испытание на прочность своих интересов, когда обучаются в музыкальных школах. Очень многие скоро теряют интерес к занятиям.

  1. Представители Хорового общества РФ вели разговор о том, что в школе необходимо создать дополнительно час занятий по хоровому пению (были и голоса в пользу замены уроков музыки уроками хорового пения). Поскольку получить дополнительный час трудно, можно взять его у дошкольников!

Такое решение проблемы сенситивности периода дошкольного детства, когда ребёнок развивается очень быстро, лишает его полноценного музыкального и общего развития, и наверстать упущенное в школе уже будет нельзя. Это решение, если оно, не дай Бог, будет принято, уничтожит систему музыкального образования в нашей стране, так как уничтожит пока ещё существующий островок любви детей к музыке в детском саду, который впоследствии смывает и поглощает океан безобразной попсы и эстрады, заполонившей всю нашу жизнь!

  1. Преемственность в предлагаемой программе выстраивается в виде разного репертуара (в детском саду и в школе), содержание которого не создаёт возможности для формирования эстетического отношения к музыкальному искусству. Выстраивание преемственности должно быть иным, более гибким; она должна быть основана на формировании основ музыкальной культуры, воспитании ценностного отношения к музыкальной классике у детей всех возрастов. Возрастные границы восприятия определяются опытом, длиной фрагмента, доступностью выраженных чувств и возможностью откликнуться на них.

Критериями оценки результативности музыкальных занятий с детьми любого возраста являются:

  • отзывчивость на музыку, ценную по художественному уровню, доступную детям по эмоциональному содержанию и продолжительности звучания (проявляетсся в увлеченности, внимании, желании действовать, во внешних эмоциональных реакциях);
  • проявления творческой активности в процессе музыкальной деятельности: восприятии, исполнительстве (пение, музыкально-ритмические движения, игра на детских музыкальных инструментах), собственного творчества;
  • эмоционально-оценочное отношение (наличие любимых произведений из сокровищницы музыкальной культуры).

Критерием оценки занятий является также увлечённость педагога, его музыкальная и общая культура (проявляется в выборе произведений, образования, диалогическом стиле общения с детьми).

Думаю, что обязательное прохождение определённого репертуара в каждом классе (по образу предметов, в которых необходимо освоить систему знаний) сковывает творчество педагога-музыканта, притупляет его собственные чувства, интерес, приводит к формализации обучения. Педагог должен иметь право выбирать произведения из предложенного в программе большого репертуарного списка.

Убеждена, что активно распространяющийся и модный сейчас синтезатор (который рекомендуется применять и автором новой программы) - это мёртвая музыка, без души. Этот механизм (я не назову его инструментом) не может воспитать в ребёнке ничего человеческого - только бездушие. Кроме того, ребёнок после игры на синтезаторе, где всё легко, само «одевается» в нужный ритм и аккомпанемент, уже не захочет никогда добиваться и преодолевать трудности, обучаясь игре на настоящем инструменте[2].

Думаю, что ещё один урок музыки в школе нужен, но трудно поверить, что современные юноши или девушки в девятом классе общеобразовательной школы (не вынимающие из ушей наушников, в которых звучит не Бах и не Бетховен) будут посещать и любить уроки хорового пения. Только совместные с дополнительным образованием усилия, яркие личности, увлечённые учителя, быть может, смогут сдвинуть эту проблему с места. Такой опыт был представлен на совещании: занятия музыкой по интересам (пение, игра на музыкальных инструментах).

Специфика дошкольного и школьного музыкального образования явно видна при сравнении учебных планов подготовки специалистов. При подготовке музыкального руководителя главные музыкальные дисциплины - это фортепиано, хореография, ритмика, а в подготовке учителя музыки в школе ведущими являются дирижирование, полифония и др. Дирижёрский жест в работе с маленькими детьми - это кивок головы, выражение глаз...

Создавая программы преемственности, необходимо учитывать положительный опыт всех ступеней образования, знать и понимать ребёнка трёх лет и юношу из девятого класса, выстраивать программу на основе самой музыкальной культуры.

Общение с душой гениального композитора позволяет приблизиться к пониманию его ценностей. Музыка, ставшая классикой, досталась нам в наследство от гениев разных времён. Разве наши дети недостойны общения с ней? Или они уже не способны к восприятию настоящего искусства? Конечно, роль социального фактора огромна. Можно сказать, что сама культура теряет престиж в глазах многих родителей. Но когда в детском саду праздничные утренники проводятся на основе музыкальной классики и родители видят своих увлечённых детей и слышат прекрасную музыку, мы «обращаем их в свою веру», воспитываем силами их же собственных детей. Когда они спрашивают: «А какая музыка звучала?», появляется надежда, что не всё ещё потеряно.


[1] Эту проблему пытаются решать специалисты в разных областях педагогики искусства. Доктор психологических наук В. Ражников давно работает над созданием объёмного словаря «эстетических эмоций». Специальное внимание этому вопросу уделяют Г. Кудина и З. Новлянская в программе обучения литературе.
[2] Вопрос дискуссионный; альтернативной точки зрения придерживается один из наших постоянных авторов И. Красильников.

Искусство в школе: 
2013
№4.
С. 6-10.
Tags: 

Оставить комментарий

7 + 4 =
Решите простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.