Гвидонова рука, или Как звуки получили имена

Н. Анисимова, музыковед

Гвидонова рука, или Как звуки получили имена

Фрагмент книги «Новеллы о музыкальном прошлом»

Св. Антоний

Мы привыкли к тому, что музыку записывают нотными знаками на пяти линейках. Теперь трудно себе представить, что такой записи когда-то не существовало. Однако именно так и было тысячу лет назад. Кто и когда придумал нотную запись? И откуда взялись названия нот? Почему «до» - именно «до», а «ре» - именно «ре»? Кто их так «окрестил»?

Имя «крёстного отца» назовём сразу - Гвидо. Но, чтобы разыскать среди многочисленных носителей этого славного имени нашего героя, придётся отправиться на тысячелетие назад в один из итальянских монастырей. Подключим к тому, что нам известно о первой половине XI столетия, нашу фантазию, и тогда сквозь завесу времени станет вырисовываться полумрак каменных стен и пучок яркого весеннего света, бьющего в окно кельи. Около окна - силуэт незнакомца в монашеской рясе. Перебирая чётки, незнакомец смотрит в монастырский двор, где человек двенадцать школяров затеяли игру в чехарду. Кто же он, этот падре Гвидо, и где витают его мысли?

* * *

Великий философ Древней Греции Платон Афинский считал, что главное средство формирования нравственности и дисциплины у подростка - музыка. В этом соглашались и все его последователи. Всё правда. Гвидо не раз замечал, как мальчишеские рожицы, на которых обычно можно прочесть неудержимое желание пошалить, удивительно преображались, когда начинался урок пения. Да ведь не только пению учит их падре. Он приобщает детей к тайнам музыкальной науки. Она же сродни математике - недаром в системе образования она входит в «математический квадриум», в переводе с латыни «четырёхдоро-жье», четыре дороги знаний.

Падре уже рассказывал ученикам о свойствах струны, которые вывел другой великий грек - Пифагор. Он и его последователи открыли законы её звучания: как зависит высота её тона от того, звучит ли она вся целиком или какие-то её части - половина, треть, четверть её длины. Гвидо демонстрировал всё это мальчикам на инструменте с одной струной, монохорде. Скоро падре посвятит учеников и в другие открытые пифагорийцами законы музыки, расскажет о числовом выражении интервалов, о пропорциях, а главное - о том, как тесно связаны законы музыки с законами мирового порядка и с числовой структурой космоса.

* * *

Музыкант XI века

Его задача - научить детей запоминать и правильно петь церковные песнопения. Их довольно много, а потому надо научить ещё и разбираться в мелких значках, которые ставятся над каждым слогом молитвенного текста. Дети принимали их сначала за каких-то забавных червячков, но скоро выяснили, что это вовсе не червячки, а «невмы», которые должны напоминать поющему, куда в данный момент движется мелодия: вверх, вниз или она делает какой-то определённый зигзаг. Напоминают невмы, правда, очень приблизительно, - точную запись музыки ещё не придумали. Этой проблемой озабочены учёные монахи в разных концах Европы, в тех монастырях, разумеется, где продолжают ещё заниматься наукой. Озабочен ею и Гвидо. Есть у него ещё одна насущная забота - научить детей «узнавать в лицо» каждый звук, петь эти звуки в любой предложенной последовательности. И тут возникло неожиданное препятствие: давным-давно звукам присвоили в качестве названий буквы латинского алфавита. Сказать, что звучит «d» или «Ь» ещё можно, а вот спеть спотыкающиеся согласные, как, например, c-d-f-d-c, - крайне неудобно. Выход из положения нашёлся не без вмешательства высших сил. Помог не кто иной, как сам покровитель певчих Иоанн Креститель.

* * *

Гвидо встаёт за кафедру и делает знак к началу урока. Начинается он, как и всегда, с молитвы, обращенной к Иоанну Крестителю с просьбой предохранить голоса от хрипоты: «Чтобы твои слуги могли воспеть на слабых струнах чудные твои деяния, разреши грех осквернённых уст, святой Иоанне».

Тихое, благостное звучание старого напева, а вовсе не розги, приводит детей в состояние сосредоточенного внимания. Среди двенадцати голосов падре различает и звучный дискант Томмазо, и глуховатый, но очень точный по интонации голос Сандро. Голоса объединились, слились в любви к музыке. Прав был древнегреческий Платон: именно музыка воспитывает добрые чувства, взывает к благим деяниям.

Молитва звучит, разумеется, на латыни. Без этого «международного» для грамотной Европы языка невозможно приобщиться ни к Священному писанию, ни к церковной службе, ни к наукам, так как все пишется и читается на латинском языке. Эту молитву Гвидо особенно любит еще и потому, что именно она - нет, не она, а через нее сам святой Иоанн! - подсказала ему, каким образом можно избавиться от спотыканий латинского алфавита. Новые названия звуков - в самом тексте:

Ut queant laxis
Resonare fibris
Mira gestorum
Famuli tuorum
Solve polluti
Labii reatum
Sankte Iohannes

Первая строчка этой молитвы поётся с самого нижнего звука. Вторая строчка начинается на ступеньку выше. Третья - ещё на ступеньку выше. И так - четвертая, пятая и шестая. Если взять из каждой строчки по первому слогу, получится: Ut-re-mi-fa-sol-la, как раз эти шесть ступеней, так называемый гексахорд (в переводе «шестиструнный»), и должны усвоить ученики.

Их успехи Гвидо надеялся продемонстрировать гостю из Франции, которого ожидают в монастыре, возможно что и сегодня.

Гость, каноник церкви Парижской Богоматери, заинтересовался системой обучения Гвидо. Они давно знакомы, когда-то были однокашниками в монастыре на севере Италии, близ Феррары, где вместе проходили обучение, потом переписывались, и вот Бог даёт увидеться. Гвидо так радовался возможности с ним поговорить, расспросить его подробнее о парижских новостях, о достижениях тамошних учёных монахов, о том, насколько выполнимы сейчас планы по перестройке старого здания церкви Парижской Богоматери в большой каменный собор. А ещё - будет ли включён его друг в состав посольства, отправляющегося на переговоры о женитьбе короля Генриха, и что знает он о невесте, дочери государя далекой Руси великого князя Ярослава, который известен образованностью и мудростью. Но главное - Гвидо хотел показать на лучших учениках новую систему обучения.

Коленопреклоненный Гвидо и Христос. Миниатюра XI в.
Коленопреклоненный Гвидо и Христос. Миниатюра XI в.

* * *

Падре переходит к другим упражнениям. Дети их очень любят и воспринимают как загадки. «Спойте Ut-re-fa-re-mi-re», - задаёт Гвидо. В ответ звучит складывающаяся из звуков мелодия. Отвечают бойко, гексахорд усвоен прекрасно. Есть у падре еще один «фокус», который он обязательно покажет гостю. Гвидо поднимает левую руку, ждёт, когда мальчики сосредоточат на ней внимание, а затем начинает указывать то на одну косточку сустава, то на другую, то на концы пальцев.

«Re-re-ut-re-mi-mi», - поют ученики. Очень удобно, когда каждый звук не только имеет название, но и своё точное место, хотя бы на руке. А не попробовать ли вместо пальцев применить линейки и расположить звуки на них? Он обязательно поговорит на эту тему с каноником.

* * *

Он вдруг особенно остро начинает чувствовать, насколько важны общение и обмен знаниями между образованными людьми. Скоро он передаст свои изыскания учёным церкви Парижской Богоматери, а взамен получит сведения об их открытиях. Может быть, его труд даст в будущем какие-то всходы. Он надеется, что будет именно так.

Он и предположить не может, что имена звуков шести ступеней скоро распространятся по всей Европе, что через пять веков к ним прибавится седьмая, «си», и нарекут её по седьмой строчке все той же молитвы, где назван её адресат, святой Иоанн Креститель, по-латыни - Sankte Iohannes, обозначаемый для краткости «S.I.». А название первой ступени «ut» будет держаться ещё долго. Только в XVII веке заметят, что звучит оно глухо и не очень красиво. И тогда флорентийский музыкант по фамилии Дони заменит его более звучным слогом, взяв его из собственной фамилии - «do». Так образуется знакомая всем семиступенная гамма до-ре-ми-фа-соль-ля-си.

Не предвидит Гвидо, что «фокус» со звуками на пальцах войдёт в историю как «Гвидонова рука» и что она послужит моделью для пяти линеек нотного стана, и это будет важный шаг к точной записи. Гвидо не знает и того, что именно благодаря этому через сто с лишним лет, во времена крестовых походов, Ричарда Львиное Сердце и Робина Гуда, когда будет строиться грандиозный Собор Парижской Богоматери, в готовой части здания зазвучат первые двухголосные композиции и будет выпущен их первый рукописный сборник. И уж никак не ведает падре, что через тысячу лет в любой музыкальной энциклопедии можно будет найти несколько строчек о нём самом, где он будет назван своим монашеским именем. Называть его будут по-разному: Гвидо из Ареццо, Гвидо д’Ареццо, Гвидо Аретино.

Монах-переписчик. Миниатюра XV в.Урок пения

На обложке помещены миниатюры:

Монах с «Гвидоновой рукой», 1274 г. (1-ая страница), Боэций, Пифагор, Платон и Никомах — авторитеты, на которые опиралось средневековое учение о музыке, XII в. (4-ая страница)

Искусство в школе: 
2013
№4.
С. 16-18.
Tags: 

Оставить комментарий

5 + 7 =
Решите простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.