Не переступить черту

Не переступить черту

А.А. Мелик-Пашаев, доктор психологических наук,
зав. лабораторией ФГНУ ПИРАО, гл.ред.журнала «Искусство в школе»

Мое выступление, наверное, несколько выпадет из общего контекста, поскольку я буду говорить не о специальном звене образования, а о преподавании искусств в обычной, массовой школе. Хотя я вырос в музыкально-театральной среде и сам получил художественное образование, я убежден, что основы культуры общества создаются именно в общем образовании, да и судьбы высокого искусства определяются там же. «Эвересты» не возносятся на гладком месте: нужен общий высокий уровень горной гряды.

Кроме того, элитарное искусство, отделившись от образования миллионов, неотвратимо попадает в зависимость от художественно неразвитых зрителей, слушателей, спонсоров, начальников, которые выбирают, поддерживают, оплачивают не лучшее, а худшее в искусстве. И само профессиональное искусство и образование, вольно или невольно, начинают дрейфовать в том же направлении и заметно деградируют, о чем мы слышим и в сегодняшних выступлениях.

Поэтому я с подозрением и опаской отношусь к тенденции «развивать» художественное образование, насаждая конкурсы, олимпиады, ранний отбор немногих одаренных детей по обманчивым методикам и с тяжелыми последствиями, и т.д. Нужно совсем другое: как сказано в самой известной Книге, солнце должно посветить всем без предварительного отбора, дождь должен пролиться на всех – всем надо создать условия для художественного развития. Тогда особо одаренные найдут, проявят себя и пойдут профессиональным путем, а все остальные миллионы получат достаточно, чтобы понимать и любить то, что будут создавать эти немногие.

Мы знаем, что общее образование оперирует символами, знаками, цифрами, схемами, отвлеченными понятиями – и игнорирует чувственный опыт ребенка: то, что он видит, слышит, осязает в единственном реальном мире, где все мы живем. И что, в силу возрастных особенностей, для детей особенно значимо и интересно. То есть, в психологическом смысле, школа гладит ребенка против шерсти, растит однобоко-рационализированное существо с неразвитой чувственной сферой (как не вспомнить гетевского Гомункула!) – и только художественные дисциплины «подхватывают» детский интерес и отзывчивость к чувственному миру, развивают эти качества, сохраняют цельность ребенка.

Только в искусстве востребована и может получить развитие душевная жизнь ребенка, его эмоциональная сфера, то, что сейчас изучают как «эмоциональный интеллект»- способность понимать душевную жизнь свою и других людей.

В художественном образовании, особенно благодаря уникальному в мировой практике предмету «Мировая художественная культура» (как бы велики ни были методические трудности его преподавания) ребенок может приобщиться к непреходящим духовным ценностям человечества, принять их как свои. А если всего этого не происходит, если человек растет бездушным, а высшие ценности для него просто не существуют, то чем он компетентнее и конкурентоспособнее во всем остальном, от химии и электроники до «ОБЖ» и каратэ, тем хуже – тем разрушительнее станет любая его будущая деятельность. Поэтому культурно-образовательная политика, которая игнорирует и по существу уничтожает общее художественно образование (в частности, таким «современным» способом, как перевод его в платную сферу) – такая политика, мнящая себя прагматичной, фантастически недальновидна и разрушительна.

Не было в истории такого времени, такого человеческого общества, которое жило без искусства, которое не объединялось бы, в том числе и в самом прямом, «пространственном» смысле, вокруг явлений художественной культуры. Точнее - вокруг того, что мы сейчас называем этими словами. И если художественная культура выдавливается, выпадает из той преемственности, которую обеспечивает общее образование; если она переходит в лучшем случае в область необязательного украшения «реальной» жизни, а в худшем – в сферу услуг, это зловещий признак того, что общество расчеловечивается.

А в школе сейчас именно это происходит, и более систематически и откровенно, чем когда бы то ни было. Это подводит нас к черте, за которой страна будет стерта с культурной карты мира – а, значит, и с карты вообще. Надеюсь пока, что это делается непреднамеренно.

За десятки лет я убедился, что твердить о необходимости искусства как духовной ценности тем людям, которые не имеют соответствующего опыта ( а именно они определяют культурно-образовательную политику) - дело бесполезное: у них нет оснований нам поверить. Но существует целый ряд воспитательных проблем, которые все искренне признают важнейшими и с которыми не справляются, а благодаря художественному образованию их как раз и можно решать. Сейчас скажу об одной – это проблема психологического здоровья, а, значит, и будущей судьбы множества детей.

Человек – всякий человек, а не избранные гении – это по природе творческое существо, призванное осуществить в жизни изначально присущий ему творческий импульс. Если пути к этому перекрыты (а дефицит творчества в общем образовании и во всем укладе жизни ребенка – острейший!), то возможны два выхода, один другого хуже. Первый: то, что родившийся человек принес с собой в мир, погибает, как загнивает и гибнет травинка, которой окажется не под силу проломить асфальт. Второй: это неосознанное и не воплощенное содержание взрывается, как запаянный кипящий чайник, взрывается асоциальным поведением, немотивированными преступлениями. Человек, лишенный позитивного творческого опыта, это или потенциальный больной, или потенциальный преступник.

Понятно, творчество и художественное творчество – это не синонимы, искусство - лишь одна из областей человеческого творчества, но в детстве именно в искусстве ребенок может получить наиболее ранний, успешный и адекватный возрасту творческий опыт, который необходим для психологического здоровья человека, чем бы он ни занимался в дальнейшей жизни. Многочисленные данные подтверждают, что детский художественный опыт целителен, а иногда и спасителен – удерживает от губительных привычек, от криминального поведения, гармонизирует внутреннюю жизнь человека, обостряет умственные способности, помогает учению по всем «нехудожественным» предметам, и т.д.

Недавно, в №1 журнала «Искусство в школе», мы напечатали статью «От арттерапии к артпрофилактике», где проводим такую идею. Арттерапия эффективна. Но надо ли ждать, когда лишенный искусства ребенок начнет болеть, потеряет сон, «застрадает» от головных болей, когда, не дай Бог, отведает наркотиков или задумается о самоубийстве, чтобы потом за деньги лечить его музыкой, танцами или терапевтическим театром? Не лучше ли заранее дать всем детям прикоснуться к этому источнику здоровья, который всегда и всем доступен?

Может быть, говоря о художественном образовании в таком ключе, мы скорее изменим отношение к нему и среди творцов образовательной политики, и, что, может быть, сегодня еще важнее, в обществе, среди родителей. Они как никто заинтересованы в психологическом благополучии своих детей, да только ищут его не там, где оно скрыто.

Хорошо, если решения нашего Круглого внесут хоть малую лепту в это дело!

Научный совет Российской Академии наук

Оставить комментарий

1 + 1 =
Решите простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.