Искусство не для искусства, или «От Арттерапии – к Артпрофилактике»

«Искусство не для искусства», Или «От Арттерапии – к Артпрофилактике»

А. Мелик-Пашаев 

Мой долгий опыт, а также опыт тех, кто начинал намного раньше меня, не оставляет сомнений: проповедь ценности и незаменимости художественного образования и творчества слышна только в пределах круга единомышленников. Главным образом, это учителя искусств, которым с натугой продляют вид на жительство на выселках образовательного пространства РФ. А те, от кого, по прихоти исторических судеб, зависит будущее детей, образования, культуры, общества, страны - они нас не слышат. Хочу верить: не потому, что сговорились стереть Россию с культурной карты мира (а значит, и с карты как таковой), а потому, что на самом деле не понимают, зачем в современном прагматичном мире тратить время, хотя и небольшое, и средства, пусть копеечные, на эту безделицу - искусство? Поверить можно: ведь они сами не получили в детстве художественного развития. Как гласит, кажется, немецкая пословица, «Чего мужик не знает, того он не ест».

К сожалению, так же в большинстве своем думают и родители - люди, действительно на все готовые ради блага своих детей. Они ведь тоже не получили нормального художественного развития, и думают, что если ребенок освоит компьютер и английский, хорошо сдаст ЕГЭ, победит на олимпиаде, «не засидится на старте», то он станет «успешным», а потому и здоровым, и счастливым на всю свою долгую жизнь. Поэтому от родителей не исходит запрос на полноценное и общедоступное художественного образование, который мешал бы чиновникам беспрепятственно выдавливать искусство из школы.

Тогда попробуем зайти с другой стороны. Существует ценность, для образовательной системы абсолютная и непререкаемая, которую никто не осмелится поставить под сомнение. Во всяком случае – вслух. Это – здоровье детей, которое, как известно, для нас превыше всего. Здоровье иногда даже называют основной, или, во всяком случае, одной из основных целей образования. Как же с этим обстоит дело в действительности?

Из трудов специалистов в этой области, в частности – В.Ф. Базарного [1] мы узнаем, что традиционная школа с ее методами обучения и аттестации все более и более истощает детей. Привычными стали понятия «школьная близорукость», «школьный сколиоз», «школьная неврастения», «школьный шок» (у приходящих в первый класс), распад психомоторной сферы, деградация воображения и даже неясная для профанов, но жутко звучащая «шизофреническая интоксикация».

Обо всем этом у нас вспоминают, когда оказывается, что в армию призывать некого. В остальное время мы слышим довольно назойливые разговоры о внедрении «здоровьесберегающих технологий». А вот Базарный говорит о «здоровьеразушаюшем» эффекте школьного обучения, об истощении физического, психического, духовного потенциала человека.Не одного человека или даже поколения, а человека как вида - потому что истощенное поколение не воспроизведет более здоровое и жизнеспособное. И чем раньше ребенок попадает в школьную ситуацию, тем разрушительнее ее воздействие. По данным на конец прошлого века (!), 80% шестилеток страдали от головных болей и хронического переутомления. Чуть ли не половине требовалась даже не психологическая, а психиатрическая помощь. Ученые находят несколько основных причин бедствия.

Одна из них - в самой организации пространства-времени занятий и в правилах поведения, включая и конструкцию школьной мебели, и неестественную фиксированную позу, связанную с глубоким внутренним напряжением всего детского организма, и многое другое. Как сказал в одном из выступлений педиатр и исследователь М.Л.Лазарев, несколько лет ребенка учили ходить и говорить, и вдруг, 1-го сентября, он просыпается «в другом мире», где положено сидеть и молчать! Многие методики и приспособления, созданные Базарным, направлены именно на то, чтобы изменить эту вредоносную ситуацию. Очевидно, что и педагогика искусств в форме театральных, танцевальных, ритмо-двигательных практик тут весьма «ко двору».

Другая причина – это антидетская подача учебного материала. Почему – антидетская? Послушаем специалистов. Невролог В.И. Гарбузов говорит о противоречащей природе детского организма и потому опасной тенденции «чрезмерно раннего (до 5,5 лет) обучения чтению, письму, математике …музыке по нотам …игре со сложными электронными устройствами. Буквы, ноты, схемы вытесняют образы… Детскую непосредственность, интерес к живой природе подменяют абстрактным, отвлеченным, что ведет к «шизоидной интоксикации». Также и В.Ф. Базарный называет одной из главных причин истощающей нейро-психической напряженности школьников «все усугубляющийся разрыв между первичной структурой чувственного мира и абстрактно-символической системой ее кодирования». Совсем просто сказал об этом М. Л.Лазарев: в ответ на слово «птичка» школьник уже не может помахать ручками и «полетать» по классу. А для него это вовсе не безболезненно, он испытывает то, что взрослые называют «фрустрацией»!

Мы много раз говорили о том, что нормально развивающемуся ребенку свойственно воспринимать мир непосредственно, эмоционально-образно, сопричастно, а не отвлеченно и рационально. А обучение идет против природы, загоняет ребенка в чуждый ему мир, насилует психику. Бывают и особые, крайние проявления этого противоречия. Встречаются, и нередко, дети, у которых приоритет чувственного и эмоционально-образного начала так ярко выражен, что в сегодняшней школе они выглядят безнадежно глупыми в глазах учителей и ровесников, и сами себя чувствуют таковыми. Но если им повезет с преподавателем какой-либо из художественных дисциплин, они в своем творчестве выходят на такой уровень, который для других недостижим. Это их буквально спасает: меняется и самосознание, и самооценка, и статус среди детей и взрослых, а за этим следуют и успехи по другим предметам. Но подумайте, какова вероятность такого счастливого стечения обстоятельств в сегодняшней школе?

Тут самое время перейти к третьей и, может быть, важнейшей причине школьного неблагополучия – к отсутствию творчества в жизни детей.

Вот как говорит об этом В.Базарный: «Вне творческого вдохновения дети оказываются в тисках гнетущих, практически невыносимых переживаний – переживаний пустоты, бессмысленности жизни, переживаний невыносимости тягучести времени…».

Стоит ли удивляться, что, по данным статистики, около половины наркозависимых людей встают на этот путь в подростковом возрасте (11 лет и старше). Около 40% госпитализаций в психиатрические клиники составляют дети и подростки с асоциальными формами поведения и ранней наркотизацией. Отмечу попутно: среди учащихся элитных учебных заведений наркозависимых оказалось в 2 -2,5 раза больше, чем в обычных городских школах, и в 10 раз больше, чем среди сельской бедноты. Есть о чем задуматься тем, кто полагает, что житейское благополучие при отсутствии творчества и смысла жизни сделает их ребенка здоровым и счастливым!

Снова приходится повторять то, о чем и я, и мои коллеги единомышленники говорим уже много лет. Творчество – это не какое-то особенное занятие особенных людей, это нормальное состояние нормального, здорового человека.( Как сказал тот же В.Базарный, человек бывает либо творческим, либо больным.) Человек – по природе своей творец, ему свойственно жить «изнутри наружу», проявлять свою активность, свои, большие или меньшие – но свои возможности. В детстве, когда с невероятной быстротой и силой растут и тело ребенка, и его душевные способности, это особенно важно. Что же происходит, если эта сила не получает выхода в творчестве? Тогда то, что ребенок принес в мир, или задыхается и умирает, как травинка, которой оказалось не под силу проломить асфальт, или взрывается, как запаянный кипящий чайник; последствия такого неосмысленного взрыва бывают и абсурдны, и страшны. Перефразируя приведенные выше слова ученого, ребенок, лишенный творчества, это либо потенциальный больной, либо потенциальный преступник. Или и то, и другое. То же относится к целым поколениям.

Испытанное в детстве «невыносимое переживание» пустоты и бессмысленности жизни сплошь и рядом так тяжело отзывается на психике взрослого человека, что возникает необходимость в психотерапевтической помощи. И тогда вступает в свои права терапия творчеством, или, как называет свое направление известный специалист М.Е. Бурно, терапия творческим самовыражением, сокращенно – ТТС. [7 ]

Что же лежит в основе расстройств, которые требуют исцеления творчеством? Чувство бессмысленности жизни, отсутствия своего предназначения, потеря себя, чувства собственной реальности, ценности, «деперсонализация» - все, что, как мы видели выше, заложено в нетворческие школьные годы. Именно творчество в разнообразных его формах («выполнение любого нравственного дела по-своему, сообразно своей духовной индивидуальности») помогает почувствовать себя собою, увидеть свой путь и предназначение, обрести смысл жизни. Творчество –вызывающая душевный подъем встреча с самим собой, с потерянным в детстве и забытым собой.

Согласно М.Бурно, творческой, а потому и целительной может стать практически любая деятельность: коллекционирование, путешествия, поиски одухотворенности в повседневной жизни, воспоминания о прошлом, ведение дневника... Но все же особое место среди конкретных методик ТТЗ занимают те или иные формы общения с искусством. Думаю, не случайно! Ведь именно художественное творчество наиболее доступно детям, более всего отвечает их возрастным особенностям и приводит к таким результатам, которые признают ценными мастера разных видов искусства. И касается это не отдельных особо одаренных детей, а практически любого ребенка, попавшего в благоприятные педагогические условия. Художниками станут немногие, но, занимаясь искусством, каждый ребенок рано получит целебный опыт «встречи с собой», опыт творца в широком смысле слова, который пригодится ему в любой профессии, а главное - станет основой его психологического здоровья.

Тут, казалось бы, самое время перейти к разговору об арттерапии (ТТЗ и арттерапия – не синонимы, но нам сейчас не до таких тонкостей.) Но верно ли, говоря об искусстве, иметь в виду либо Арт с заглавной буквы (большое искусство, специальную одаренность, ее выявление и развитие и т.д.), либо арттерапию - использование разных граней и элементов искусств в лечебных целях? Разве этим ограничивается значение искусства для всех людей, для всех детей? А как же те, кто ни в профессионалы не собирается, ни в терапевтической помощи не нуждается (или пока не нуждается!)? Послушаем, к примеру, что говорят психологи-музыканты о влиянии музыки.

Д.К. Кирнарская анализирует данные ряда зарубежных психологических исследований, в том числе эксперимента Чикагского университета, охватившего 25 тысяч учеников, которые в течение 1992 – 2002 годов занимались по расширенным арт-программам, в которых большое место занимали музыкальные занятия. [5] В результате участники эксперимента безоговорочно опережали ровесников по всем школьным предметам, особенно преуспевая в математике и в усвоении навыков чтения.

(Кстати, десятки лет назад, в некоторых школах Эстонии, в экспериментальном порядке, детям добавили 4 часа рисования, отобрав по часу у других предметов, в том числе - страшно сказать! - у математики. Скоро ученики экспериментальных классов обогнали сверстников по общим показателям развития и по успеваемости. В том числе – по математике.[11] Недавний эксперимент в двух московских школах показал, что учащиеся художественно-эстетических классов, взятые туда без предварительного отбора, получили огромное преимущество перед общеобразовательными классами по общеобразовательным предметам, хотя исходный уровень детей в этих классах был равным. [4])

Главным результатом ранних занятий музыкой по системе знаменитого японского педагога Ш. Судзуки стало не изобилие «музыкальных гениев», а успешное умственное развитие всех учеников, развитие их памяти, визуально-моторных навыков. [3]

Исследователи единодушно отмечают, что дети, которые занимаются музыкой, более способны планировать свои действия и предвидеть их последствия, сосредоточенно работать, принимать самостоятельные творческие решения, становиться лидерами; у них лучше развивается пространственное мышление, они лучше владеют словом и выражают свои мысли. Им легче дается концентрация внимания, они больше успевают и освобождают время для игр и общения. Интенсивные певческие занятия влияют на быстроту и успешность развития речи, и т.д. Все это создает новый образ ребенка-интеллектуала: «жизнерадостный, смышленый и совсем не похожий на общепринятый стереотип бледного худого очкарика».[3]

Объясняя эту «тотальность» воздействия музыки на ребенка, ученые показывают, что она стимулирует мозговую деятельность в целом; занятия музыкой ведут к таким изменениям мозговых структур, которые сглаживают проявления межполушарной асимметрии, способствуют гармоничному взаимодействию полушарий мозга – причем для этого бывает достаточно даже того, чтобы специально подобранная музыка просто звучала рядом с детьми. Результатом становится сочетание эмоциональной отзывчивости и аналитических способностей, развитие эмоционального интеллекта, то есть не только богатой эмоциональной сферы, но и способности понимать душевную жизнь свою и других людей. Кстати говоря, того качества, нехватка которого уже становится «несовместимой с жизнью» нашего общества, и которое, конечно, не может развивать узко-рациональная школа.

Коснусь и таких сторон музыкальной практики, которые дают надежду на решение уже не просто педагогических, но самых страшных социальных проблем. Мы знаем, как полезно хоровое пение с физической, душевно-психологической, духовной точек зрения. А В.Ф. Базарный рассказывает, что в одной из китайских колоний полицейский комиссар стал лечить регулярным хоровым пением от наркомании. И получил результат, в 10 раз превышавший тот, которого добивались в специальных учреждениях с помощью фармакологических средств и специальных психотехник, и фактически приближающийся к стопроцентному [2]. Надо проверить, конечно, но ударение я ставлю на слове «надо»!

И второе. Выдающийся педагог В.В. Сухомлинский писал: «Чем тяжелее преступление, чем больше в нем бесчеловечности, жестокости, тупости, тем беднее интеллектуальные, эстетические, моральные интересы семьи.» «Никто из тех, кто совершил преступление, не мог назвать ни одного произведения симфонической, оперной или камерной музыки.» [9]

Но в этом угадывается и обратная зависимость! В наше время американский ученый М.Гардинер изучал жизненный опыт тысяч молодых людей, состоявших на учете в полиции. И убедился, что чем активнее подросток занимается музыкой, тем менее вероятны его трения с законом. А из способных играть с листа никто не попал в поле зрения полиции. автор заключает, что серьезные занятия ребенка музыкой «напрочь исключают криминальный опыт» [5, с.449] Опять скажу: надо, непременно надо проверить, применительно к отечественным условиям.

Я говорил главным образом о музыке, но практически то же относится и другим художественным практикам. Существуют, например, данные о том, как влияет на подростков художественно-изобразительное творчество, причем – подчеркну, в его традиционно-декоративных формах, не связанных с сюжетами, «идеологией», с какой бы то ни было гипотетически возможной назидательностью. Перестраивается мотивационная сфера учащихся: интересы других людей и мира в целом, ценности саморазвития, познавательная потребность начинают оттеснять эгоистическую замкнутость на себе, потребительскую направленность, «культ» материальных ценностей.

Возможно, в нынешнем «царстве маммоны» это не всем родителям придется по душе, но мы уже знаем, как обманчивы надежды на здоровую и счастливую жизнь ребенка, основанные лишь на материальном достатке.

Дети – участники эксперимента, по сравнению со сверстниками, более независимы, способны руководствоваться собственными целями и убеждениями и стараются реализовать их на деле; иначе говоря, более готовы к тому, чтобы творить и быть самими собой – а это только и может стать надежным стержнем психологического благополучия человека на длинной дистанции жизни. [8]

Воздействие театральной практики на становление личности ребенка, универсальные возможности театральной педагогики – тема настолько обширная, что я не буду и пытаться раскрыть ее в нескольких строках. Тем более, что мы обратимся к ней в ближайших номерах в связи с прошедшей недавно конференцией, посвященной Леопольду Сулержицкому, и с деятельностью Московского фестиваля школьных музыкальных театров ,с которым редакция устанавливает постоянное сотрудничество. То же относится к анимационному творчеству и педагогике, о которых мы писали многократно, в частности – в связи с новосибирским фестивалем «Жар-птица», отмечающем в наступившем году свое десятилетие.

Перечисленные данные исследований и наблюдений – лишь микроскопическая часть в потоке подобной информации, но и этого довольно, чтобы перейти к главному. Мы как будто забыли об арттерапии – ведь почти все, о чем мы говорили в связи с преподаванием искусств, относится ко всем детям, а не только к тем, кто явно нуждается в терапевтической помощи. И это не случайно. Арттерапия, как прицельная помощь разным людям, основанная на дифференцированных воздействиях средствами искусств, давно доказала свою нужность; хорошо это или плохо, но она всегда найдет своих клиентов. Мы же хотим осветить другой путь, который у всех перед глазами, но на который никак не вступит наше, а, может, и не только наше общество. Этот путь – всеобщая артпрофилактика.

Зачем дожидаться, пока ребенок станет невротиком, потеряет сон и способность учиться, впадет в депрессию, попробует наркотик, совершит правонарушение или, не дай Бог, попытку суицида, чтобы потом пытаться помогать ему звучанием токкаты Баха, пластическими движениями, лечебной лепкой или чем-либо еще? Не лучше ли общими силами добиваться того, чтобы в нашей стране прорастало и распространялось полноценное, общедоступное, профилактическое художественное образование-воспитание всех детей с самых ранних лет? При том или ином заболевании мы ищем подходящее лекарство. Но почему не использовать возможность дышать с детства таким чистым и целебным воздухом, который сам по себе сделает хотя бы часть этих лекарств ненужной для многих, многих людей?

Художественный опыт объединяет чувства и интеллект, эмоции и познание, созерцание и действие, самого ребенка – и мир вокруг него; он целостен, а потому воздействие его целебно, ведь эти слова от одного корня. Художественный опыт не знает возрастных, профессиональных и иных границ. Его воздействие мощно и благотворно в дородовой период [6] и в процессе раннего развития [3]. Хорошо известно, что в школьные годы интенсивные занятия искусством меняют всю атмосферу школы, самочувствие детей, их отношение к занятиям и их успеваемость. Он может предупредить опасные привычки и роковые поступки подростков и юношей. И во взрослой жизни этот творческий опыт сказывается благотворно, независимо от профессии человека. Существуют, например, данные о том, что одной только музыкой занимались 99 из 100 великих физиков последних трех веков, и некоторые из них – на весьма серьезном уровне. [10]

Чего еще нужно, чтобы вступить на путь, который у всех перед глазами и который открыт для всех? Как говорит М. Ибука, цель наша - «дать ребенку такое образование чтобы он имел глубокий ум и здоровое тело, сделать его смышленым и добрым». А еще - «предотвратить появление несчастных детей».

Родители, педагоги, руководители образовательных учреждений! Хотите ли и вы того же? Давайте объединять усилия. Думайте в этом направлении, делитесь с нами любыми данными, которые подтверждают перспективность предложенного пути. Объясним обществу и власти, что детское художественное творчество – лучшее средство профилактики от множества психических отклонений и социальных зол!

Литература

  1. Базарный В.Ф. Нервно-психическое утомление учащихся в традиционной школьной среде. – Сергиев Посад.: Мин.обр.РФ, 1995.
  2. Газета «Советская Россия», 23 октября 2004 года.
  3. Ибука, Масару. После трех уже поздно. – М.: Русслит, 1991.
  4. Кашекова И.Э. Цифры и только цифры… Искусство в школе, №4, 2007.
  5. Кирнарская Д.К. Музыкальные способности. – М.: Таланты-ХХ! Век, 2004.
  6. Лазарев М.Л. Мамалыш. Рождение до рождения. - М.:Кодекс, 2009.
  7. Практическое руководство по терапии творческим самовыражением. Под ред. М.Е. Бурно. – М.:Академический проект ОППП, 2002.
  8. Ситнова Е.Н. «Влияние художественно-эстетичсого образования на развитиеличности в подростковом и юношеском возрасте». Канд.дисс., М., 2005.
  9. Сухомлинский В.В. Избранные педагогические сочинения. Том 1. 1979 г.
  10. Торопова А.В. Развитие целостности личности через чувственное наполнение музыкального сознания ребенка. / Методология педагогики музыкального образования (научная школа Э.Б. Абдуллина). – М., МПГУ, 2007. С. 167-180.
  11. Фохт-Бабушкин Ю.У. Искусство и духовный мир человека. –М.:Знание, 1982.

Оставить комментарий

10 + 2 =
Решите простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.