Музыка душевно воспитывает ребёнка

Музыка душевно воспитывает ребёнка

Михаил Васильевич Мурзак

Михаил Васильевич Мурзак. Директор филармонии Кишинёва (1972-1988 г.г.).
Заместитель министра культуры Молдовы (1988г.-1998г.г.).
Заслуженный работник культуры.

  Как Вы считаете, насколько важно, чтобы дети приобщались к музыке?

Это необходимо. Дети должны заниматься музыкой, и филармониям надо делать специальные концерты для детей. Когда я руководил филармонией, я делал три концерта в неделю – симфонические и для детей. Зал всегда был полный. Мы выбирали классическую музыку, которая детям нравилась, и это хорошо влияло на них. Посмотрите, что сейчас делается, дети собираются, ничего не делают, хулиганят.

Также нужна фольклорная музыка, дети её любят. И колыбельные, которые поёт мама. Любая мама своему ребёнку раньше пела. Нужно восстановить то, что было. У нас симфонический оркестр имел 6 программ для школьников для разного возраста, и 8 программ для ВУЗов. Это было очень хорошо. Никто не говорит, что каждый должен стать музыкантом. Это нужно, чтобы ребёнок учился слушать музыку, чтобы знал наших композиторов, чтобы в душе лучше относился к окружающим.

Что это даёт ребёнку, который не станет профессионалом в этой области?

Каждому это даёт хорошее воспитание, хороший характер, он делается добрее, намного добрее, чем если бы он слушал крики. Это душевно воспитывает ребёнка. Музыка воспитывает нормального, хорошего, душевного человека, который не будет нахальным, не станет преступником, хулиганом.

Расскажите о Вашем опыте работы в филармонии. Что Вам больше всего запомнилось?

Я ушёл 26 лет тому назад, и хочу сказать два слова о композиторе Евгении Доге. Молдове повезло, что у нас есть композитор, который пишет такую хорошую музыку, которая запоминается абсолютно всеми. Вот мы говорим, что это для детей, это для взрослых, а он пишет музыку для всех. Он был востребован во всей республике, и за её пределами, всё время работал с киностудиями, и очень много выезжал с концертами, далеко не всегда его можно было застать здесь.

Я был тогда директором филармонии, мы делали концерты на разных площадках, в частности, в Национальном дворце. Было много концертов, в них принимали участие наши исполнители, также мы приглашали исполнителей из других республик. Очень многие хотели исполнять в концертах его музыку, наши исполнители считали за большую честь иметь в репертуаре две песни Доги, не говоря уже об оперных исполнителях. У него музыка очень разная, очень красивая. Тогда концерты были очень большие, потому что все хотели выступить, каждое отделение было по 2 часа.

Концерты Евгения Доги были исключительными, всегда это были большие праздники. Сказать, что было много людей на его концертах, это значит ничего не сказать.

Столько народу собиралось, столько было желающих попасть на его концерты и слушать его музыку, что просто невозможно выразить словами. Чтобы купить билеты на его концерты, собиралось столько людей, такое было скопление народа, что останавливалось движение троллейбусов на улице, где были кассы Национального Дворца. Был случай, когда мы пригласили милицию, чтобы навести порядок, потому что боялись, что зрители будут драться у кассы. Но милиционеры убежали, когда увидели эту толпу, осталась только конная милиция, чтобы убрать народ с проезжей части. А я остался один с этой толпой. Я им сказал: «Будете проходить по-одному, и билеты когда кончатся, тогда и кончатся. Делайте со мной что хотите». Тогда музыканты имели право получать по 10 билетов, и ему я давал 10-20 билетов, но этого было мало. Но он сам не мог покупать билеты на свои концерты, чтобы дать тем, кому обещал – не было билетов.

Я был директором филармонии много лет, у меня были связи со всеми союзными республиками, я связывался только с республиканскими филармониями – и я имел из-за концертов Евгения Доги столько обид, что со мной не хотели разговаривать. Мне говорили: «Я тебя три года прошу, и ты никак не можешь организовать концерт Евгения Доги». Я действительно не мог, потому что он был очень занят. В Ленинграде тогда был концертный оркестр под управлением Анатолия Бадхена, прекрасный оркестр, другого такого в Союзе не было, он играл очень качественную музыку. Этот оркестр давал множество концертов с музыкой Евгения Доги везде, по всему Советскому Союзу, на протяжении многих лет.

Есть Дога на концерте, нет Доги на концерте – только по телеграммам, которые мне присылали – пришли таких и таких-то исполнителей, я знал, где он двигается, этот оркестр.

Как-то был такой случай. Евгений Дога родился по ту сторону Днестра. Он подарил рояль Дому культуры своего родного села, и однажды мы решили сделать там концерт с оркестром Бадхена. Это было в советское время – огромный дом культуры, было холодно. Местные жители говорили, что они совершенно не ожидали, что у них может быть такой концерт, они только слушали по радио музыку Доги. А мы решили делать концерт. Но холод был просто собачий, не то слово как было холодно. Я говорю: «У вас сушилки сена есть?». Есть такие сушилки, они гонят горячий воздух. Я велел снять рамы, и поставить сушилки у окон. Они так и сделали, нагнали горячий воздух, мы поставили раздевалки и так организовали концерт. Это был прекрасный концерт, люди были очень довольны.

Я считаю за счастье, что я работал во времена Евгения Доги и Григория Виеру.

27.10.2014. Кишинёв

Оставить комментарий

3 + 8 =
Решите простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.