Встреча, посвященная Антонию Сурожскому

Встреча, посвященная Антонию Сурожскому

Люди не очень молодые помнят время, когда в СССР раз или два в год приезжал из Англии и служил в каком-нибудь из московских храмов великий пастырь церкви, митрополит Антоний Сурожский. Тогда и слова «интернет» никто не слыхивал, но тысячи людей каким-то образом узнавали, где и когда он будет служить.

А сила его слова была такова, что всесильная власть боялась его влияния, и, бывало, в последний момент меняла предоставляемый ему храм, чтобы хоть кто-нибудь не успел добраться. Но в любом случае церкви переполнялись. (Кстати, никаких политических сюжетов он даже отдаленно не затрагивал, не до того ему было - но боялись. Чего? Наверное, того, что, глядя на него, люди ясно видели: есть иная, более высокая жизнь, существуют Инстанции повыше тех, кто нами управляет. Владыка Антоний не писал книг, но говорил так, что его устное слово почти без редактуры превращалось в статьи и книги, насущно необходимые самым разным людям: опытным и начинающим, счастливым и несчастным, больным, умирающим, православным и христианам других конфессий, и даже честным перед собой атеистам, понимавшим всю тяжесть своего атеизма. Сейчас очень многие его труды изданы и переизданы.

Уже много лет в московском Доме русского зарубежья имени А.И.Солженицына регулярно проходят встречи и конференции по освоению наследия владыки Антония. Последняя такая встреча была вчера, и посвящалась теме очень близкой нашим читателям - теме красоты в истинном понимании слова. В числе ее ведущих были художники, в начале и в конце показывали краткие съемки отрывков бесед владыки Антония. Такого видео материала очень много. Если бы это показывали регулярно по ТВ, как изменилось бы отношение многих современных людей и к религии, и к самой Церкви!

А красота, вот, пожалуй, к чему пришли участники: когда смотришь на кого-то и на что-то с любовью, забывая о себе, видишь, что Творец присутствует в всем, и во всем раскрывается красота, не обязательно похожая на то, что считается «красивым» в обычной жизни.

Под конец и я не удержался от того, чтобы сказать несколько слов на такую тему. Митрополит Антоний умел ценить так называемое светское искусство - литературу, живопись - понимая, что оно не противоречит церковному, а делает несколько иное дело: с любовью освещает всю обычную жизнь. Он говорил, что картине, например, не место в церкви, но на своем месте она хороша - она освещает глубину повседневной жизни, или людей с их противоречиями, в которых все же искра Бога таится, и ее надо уметь видеть, то есть дает то, чего не дает и не должна давать икона в храме. Кстати, он считал, что и Толстой, и Гоголь, и Достоевский наиболее велики и духовны не в своем «богословствовании», а в глубоком описании жизни с ее красотой, радостями, противоречиями и борьбой.

Это очень важный подход и с педагогической точки зрения, когда нужно говорить о религии и религиозном искусстве в контексте мировой художественной культуры. А на осень назначена большая конференция в продолжение начатого разговора: «Учитесь видеть!».

Оставить комментарий

1 + 5 =
Решите простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.